Сертификация ISO 9001, ISO 14001, энергетического менеджмента

Основные факторы, влияющие на развитие наукоемких технологий в России

Обсуждаются основные факторы, влияющие на внедрение наукоемких технологий в России. Показано, что основным фактором, влияющим на внедрение наукоемких технологий, является отсутствие политической воли высших органов государственной власти по указанной проблеме.

При наличии политической воли высших органов государственной власти основные усилия по данной проблеме должны быть направлены на:

  • выделение наукоемких технологий, которые объективно, в современных экономических условиях, может внедрить Россия на мировом рынке;
  • определение технологических приоритетов и их реализация в рамках научно-технической и промышленной политики государства;
  • выработку стратегий внедрения высоких технологий;
  • создание эффективно функционирующей национальной инновационной системы;
  • развитие технологической среды и ее гармонизации с развитыми странами в области технологической совместимости, систем обеспечения качества, сертификации;
  • формирование рыночной инфраструктуры трансферта инноваций.

 

Выделение наукоемких технологий, которые объективно, в современных экономических условиях, может внедрить

Экономическое развитие современной России определяется судьбой внедрения высоких технологий мирового уровня. Доля научно-технического прогресса в насыщении экономического роста в развитых странах составляет более 90%. Фактически экономический рост происходит за счет освоения новых технологий, а в конкурентной борьбе выигрывают те, кто в состоянии эти технологии создавать и использовать [7].

Прогноз на 2010 год показывает, что только внешний рынок наукоемкой продукции составит около 3,5 трлн. долларов, из которых 1,2 триллиона придется на информационные технологии. Россия должна иметь на этом рынке, используя свой интеллектуальный потенциал, 8–12 % или 250–360 млрд. долларов в год [7]. Отсюда первоочередная задача выделения высоких технологий мирового уровня, способных к 2010 году быть конкурентоспособными на мировом рынке.

Если рассматривать наукоемкую продукцию через призму макротехнологий, то в настоящее время существует 50 технологий мирового уровня. Раньше Соединенные Штаты владели 38 технологиями мирового уровня. В последние 10–15 лет США сдали позиции по 8–10 технологиям мирового уровня и соответственно сдали позиции на соответствующих рынках. Эти технологии переместились в Японию, Германию, Швецию, Сингапур. Владение одной макротехнологией мирового уровня приносит обладателю технологии десятки млрд. долларов. Так, Сингапур обладает единственной технологией, которая ежегодно приносит доход в 73 млрд. долларов [7].

Чтобы завоевать 1 млрд. долларов рынка, нужно как минимум потратить 7–8 % так называемых невосполнимых затрат на создание и продвижение продукции на рынок. Так, консорциум Airbus Industry, принял решение захватить 50 % рынка сверхтяжелых пассажирских самолетов, что составит 120–150 млрд. долларов. Затраты на программу подготовки и сертификацию первых сверхтяжелых пассажирских самолетов составят 11–12 млрд. долларов. Таким образом, чтобы Россия вышла на уровень 200–300 млрд. долларов продаж наукоемкой продукции, необходимо за 10 лет потратить около 25–30 млрд. долларов на ее подготовку и выпуск, т.е. 3–5 млрд. долларов ежегодно [7].

Объективно Россия, в современных экономических условиях, может освоить 5–7 высоких технологий мирового уровня, по которым она способна быть конкурентной на мировом рынке [7].

 

В России пока еще нет жизнеспособного ядра крупных предприятий – даже сходных с теми, которые существуют, например, в Корее, – обладающих способностью осваивать и создавать новые наукоемкие технологии, укреплять стратегические связи со знающими, квалифицированными поставщиками и клиентами. Действительно динамичный и конкурентоспособный сектор хай-тека (высоких технологий) не возникнет до тех пор, пока указанные недостатки не будут устранены [1].

Производительные силы современного мира принадлежат именно крупным компаниям-производителям. Со времен Адама Смита только государство могло создать компанию-чемпиона. Создание национальных компаний-чемпионов должно стать главной целью государственной экономической политики, выраженной в продуманной стратегии. Наряду с “Лукойлом” и “Газпромом”, мы должны выпестовать свои высокотехнологичные компании [9].

Выделив 5–7 приоритетных высоких макротехнологий, Россия должна вырастить на их основе 50 компаний-чемпионов, построенных по западному типу, и они принесут доход больший, чем все остальные 16 тысяч разрозненных предприятий, имеющих технологическую базу двадцатилетней давности [9].

Решить данную задачу без государства невозможно. Можно изыскать финансирование и создать новый конкурентный продукт, но это только одна треть пути, а две трети – это создание системы поддержки и продвижение продукта. Эта задача не под силу не только разрозненным предприятиям, но и тем 50 гигантам, которые мы намерены создать. Именно на этапе продвижения продукта определяющую роль играют действия государства с применением, в том числе, и политических инструментов влияния. В противном случае мы будем отрезаны от золотого миллиарда. Рыночные механизмы не выведут нашу промышленность на международный рынок, так как он уже поделен транснациональными корпорациями, которые будут жестко отстаивать свои позиции [7].

 

Выработка стратегии внедрения высоких технологий

В обсуждении стратегии внедрения высоких технологий предлагается четыре варианта решения этой проблемы:

  • Государство организует внедрение высоких макротехнологий.
  • Разработка высокой технологии осуществляется совместно с зарубежными партнерами.
  • Внедрение высокой технологии осуществляется путем объединения усилий организаций, образующих кооперацию высококвалифицированных групп для решения общих задач по основным направлениям внедряемой технологии.
  • Внедрение высоких технологий осуществляется при поддержке государства на начальном этапе и кооперации снизу, а также подключении крупных инвесторов на этапе коммерциализации технологии.

Выбор стратегии зависит от ответа на вопросы: как организоваться, где взять деньги, какими могут быть результаты и шансы на успех?

В функции государства входит финансирование научных разработок в целях обороны и безопасности страны, фундаментальной науки, проектов общегосударственного значения, например, для социальной сферы, и в некоторых случаях других отдельных проектов. В качестве такого показательного случая является опыт европейских государств, взявших на себя 100 %-ное финансирование первого аэробуса А300, который стал своеобразным катализатором экономической и политической интеграции Европы [4].

Когда двадцать лет назад собрались 50 человек и создали концерн Airbus Industry, над ними смеялись и Америка, и СССР. В 2001 году портфель заказов концерна составил 520 млрд. долларов, а его доля авиационного рынка оценивается в 50 %. Airbus Industry объединил авиационную промышленность всей Европы и создал единую вертикаль [7].

Для России, в условиях нежелания олигархов вкладывать свои деньги во внедрение высоких технологий, это один из путей внедрения выделенных 5–7 высоких наукоемких технологий.

Внедрение высоких технологий совместно с зарубежными партнерами возможно путем вхождения в международную кооперацию и заключение альянсов с конкурирующими производителями. Однако развитые страны жестко контролируют доступ к наиболее эффективным и необходимым технологиям, отрезая от них остальной мир под различными предлогами.

Внедрение высокой технологии путем кооперации снизу маловероятно из-за отсутствия инвестиций.

Для развертывания работ по внедрению высоких технологий требуется весьма умеренный начальный объем инвестиций - несколько миллионов долларов (применительно к информационным технологиям), а также структура, способная обеспечить оптимальное использование этих инвестиций [5].

Стоимость начальной фазы наименьшая, но риск вложения инвестиций наибольший. Стартовая фаза нуждается в поддержке государства.

Хорошо организованная компания мобильных малых и средних компаний способна продвигать проект до этапа его реализации. На этапе коммерциализации необходимо привлечение инвестиций от крупных коммерческих структур.

Участие государства во внедрении высоких технологий и широкая кооперация различных организаций дадут уверенность потенциальному инвестору в серьезности коммерческого предложения и гарантии возврата вложенных средств.

На этапе борьбы за мировой рынок возрастает роль государственной поддержки.

На наш взгляд, наиболее рациональной стратегией внедрения высоких технологий является интеграция трех ключевых составляющих: самоорганизация профессиональных ресурсов снизу-вверх, поддержка государства и инвестиции от крупных отечественных партнеров.

 

Создание эффективно функционирующей национальной инновационной системы – элемент механизма внедрения выс

Место любой страны в мировом технологическом пространстве определяется двумя наборами показателей: наукоемкостью (параметры на входе) и наукоотдачей (эффективность и конкурентоспособность).

В табл.1 приведены данные о наукоемкости и наукоотдаче национальных экономик высокоразвитых стран.

Таблица позволяют определить место России в мировом технологическом пространстве.

Показатели наукоемкости:

  • доля расходов на НИОКР в ВВП составляет 1,01 %;
  • численность научных работников на 10 тысяч занятых. Традиционно мы удерживали первенство по данному параметру. Сегодня мы находимся на третьей позиции после США и Японии.

Показатели наукоотдачи:

  • индекс конкурентоспособности – занимаем 58 место, уступаем Китаю и Индии;
  • доля высокотехнологического экспорта в товарном экспорте – 3 %, уступаем более чем в 5 раз Китаю и в 4 раза Италии;
  • доля в торговле информационным оборудованием составляет 0,2 %. Наша доля в мировой торговле информационным оборудованием сегодня ничтожно мала - уступаем более чем в 5 раз Китаю и в 4 раза Италии;
  • доля в торговле информационным оборудованием составляет 0,2 %. Наша доля в мировой торговле информационным оборудованием сегодня ничтожно мала. Рынок информационного и телекоммуникационного оборудования сегодня является самым динамично растущим. Его объем достиг 940 млрд. долларов, что превышает все совокупные рынки энергосырьевых и продовольственных товаров. За последние 10–15 лет нето-экспортерами на этом рынке стали Таиланд, Малайзия и Мексика.

Анализ таблицы 1 показывает, что при одинаковых параметрах наукоемкости Китая, Италии и России на выходе наукоотдача России по доле высокотехнологичного экспорта уступает в 5 раз Китаю, в 4 раза Италии, находится на уровне Индии; по конкурентоспособности уступает Италии более чем в 2 раза, уступает Китаю; по доле в мировом экспорте информационного оборудования уступает Китаю в 23 раза, Италии в 5 раз.

 

Наукоемкость и наукоотдача национальных экономик [3]

Таблица 1.

Страна

ВВП,

млрд.

долл.

ВВП на одного занятого, тыс. долл.

Доля расходов на иссл. и разраб. в ВВП, %

Текущий индекс конкуренто-способности

Доля

hi-tech продукции в товарном экспорте, %

Доля в мировом экспорте информац. оборудования, %

США

9875

73,1

2,64

2

28,2

16,3

Китай

5135

7,2

1,00

47

16,7

4,6

Япония

3425

56,0

3,04

15

26,3

11,5

Индия

 

4,9

 

36

3,2

 

Германия

 

56

2,44

4

15,3

4,8

Франция

 

56,2

2,17

12

19,4

3,4

Великобритания

 

54,5

1,87

7

26,2

5,3

Италия

1410

56,5

1,04

24

7,9

1,1

Россия

1185

18,0

1,01

58

3,1

0,2

Канада

 

60

 

11

 

2,2

Причина низкой наукоотдачи видится в архаичной организации национальной инновационной системы [3]:

  • во-первых, при создании нововведений сохраняется ориентация исключительно на логику развития науки и техники без учета реального спроса и общественных потребностей (так называемого “вызова спроса”);
  • во-вторых, в нашей инновационной системе отсутствуют крупные высокотехнологичные фирмы, которые способны брать на себя решение финансовых и технологических задач. На Западе, несмотря на развитие малого бизнеса и огромную роль государства, ключевым звеном в создании инноваций остается крупное предпринимательство, поскольку именно здесь возможна наиболее полная реализация инновационных стимулов за счет выхода на рынки и реализации предпринимательского дохода, получаемого именно за счет расширения рынков;
  • в-третьих, в нашей экономике отсутствуют институциональные сигналы, которые поощряли бы инвестиции в новые изделия и технологии.

В США считают, что главным достижением ХХ-го века является создание национальной инновационной системы, т.е. действенной системы институтов, которая с помощью своих сигналов позволяет создавать в необходимый момент то или иное блестящее технологическое достижение [3].

Основной проблемой национальной инновационной системы России является отсутствие крупных высокотехнологичных фирм, способных брать на себя внедрение хайтековских технологий.

Национальная инновационная система включает в себя не только инфраструктурные элементы, но и нормативно-правовую базу, способствующую коммерциализации научно-технических разработок. В настоящее время целый ряд правовых документов, регулирующих хозяйственную деятельность организаций научно-технической сферы, не соответствует решаемым ими инновационным задачам.

Важный элемент национальной инновационной системы – институциональная среда, т.е. совокупность законодательных актов, норм, правил и ведомственных инструкций, определяющих формы и методы взаимодействия занятых инновационной деятельностью – в России не развита.

Элемент, обеспечивающий взаимодействие производителей интеллектуального продукта с внутренним и внешним рынком (технологические брокеры), вообще отсутствует в национальной инновационной системе.

На сегодняшний день можно констатировать фактическое отсутствие эффективной национальной инновационной системы, способной продвигать высокие технологии на мировой рынок.

Формирование замкнутой инновационной цепочки, способной материализовать высокие технологии и продвинуть их на мировой рынок, является актуальной проблемой России.

 

Гармонизация технологической среды с развитыми странами приобрела особое значение в России на современном этапе, в связи с предстоящим вступлением ее в ВТО.

Предстоящее вступление России в ВТО поставило перед нашей страной дилемму: либо открыть российский рынок для товаров других стран ВТО, свернув отечественное производство и стать действительно рынком сбыта любой продукции других зарубежных стран – членов ВТО, либо уже сейчас сделать акцент на внедрение новых технологий и выпуск наукоемких конкурентоспособных на мировом рынке товаров.

Второй путь возможен только в случае гармонизации технологической среды России с развитыми странами в области технологической совместимости, менеджмента, инжиниринга, систем обеспечения качества и сертификации, коммуникаций.

В России технологическая среда не отвечает современным требованиям (физически и морально устаревшее оборудование, недостаточный компьютерный парк и т.д.).

В нашей стране применение информационных технологий в процессе производства, управления, проектирования и послепродажной поддержки на порядок ниже, чем в других промышленно развитых странах [8].

Не случайно продажа продукции предприятий отечественного промышленного комплекса (ОПК), которая по своим функциональным характеристикам еще, в основном, превосходит западные аналоги, осуществляется все с большими трудностями даже на традиционных для российского ОПК азиатском, африканском и ближневосточных рынках. По нашему мнению, основная причина в том, что не обеспечена гармонизация с требованиями по послепродажной поддержке, управлению стоимостью, поддержка стандарта ISO 9001 и т.п. Но если в настоящее время базовым требованием является электронная послепродажная поддержка, то, начиная с 2007 г., обязательным условием уже будет создание единой электронной информационной среды на всем жизненном цикле продукта (создание продукта в цифре).

Именно в сфере информационных технологий, по оценке экспертов, разрыв столь значителен, что граничит с экономической угрозой сохранению России как страны с развитым машиностроительным базисом [5].

Проблема создания единой электронной информационной среды на всем жизненном цикле высокотехнологичного продукта тесно связана с внедрением корпоративной информационной системы управления предприятием. Только внедрение корпоративной информационной системы позволит каждому крупному предприятию разработать и осуществить стратегическую программу повышения конкурентоспособности его продукции, основанную на четком определении бизнес-целей и системе ключевых показателей эффективности деятельности предприятия.

Корпоративная информационная система позволит решать ключевые задачи [5]:

  • управление затратами и стоимостью;
  • централизация управления финансовыми потоками и обеспечение финансовой “прозрачности” предприятий как обязательного условия привлечения инвестиций;
  • координация деятельности различных подразделений предприятия и смежников при управлении сложными проектами при запуске новой продукции или при организации производства “под заказ”;
  • строгое и неукоснительное выполнение предписанной управленческой процедуры;
  • эффективная поддержка параметров качества (по ISO 9000–2000) и других специализированных отраслевых стандартов.

Появление отечественной корпоративной информационной системы, способной решать перечисленные задачи, не следует ожидать, даже в ближайшей перспективе, т.к. создание подобной системы требует не только наличия огромного интеллектуального потенциала, но и достаточно больших инвестиций на протяжении довольно длительного времени (не только при разработке такой системы, но и на стадии ее дальнейшего развития и поддержки). Следовательно, необходимо использовать системы, разработанные западными компаниями, но с учетом позитивного опыта их внедрения на российских предприятиях. Из существующих на западном рынке систем, авторитетными экспертами выделена система мирового класса, которая способна решать перечисленные ранее задачи – это система BAAN и ее решение iBAAN for PLM.

Опыт внедрения системы BAAN на российских предприятиях (“Балтийский завод”, КнААПО и др.) подтвердил ее эффективность [5].

Для России в ХХI веке основной задачей является интеграция в мировые хозяйственные структуры, развитие тех отраслей промышленности, которые базируются на высоких технологиях и производят наукоемкую продукцию. Прогнозируется рост наукоемкой продукции с 0,3 % до 10–12 % в мировом объеме производства, в том числе по авиационной отрасли – до 12–15 %, по автомобильной – до 5–7 %, по станкостроению – до 8–12 %, по судостроению – до 10–12 %, по информатике – до 5–7 % [5].

Основой для выполнения этой задачи является развитие технологической среды, способной обеспечить выпуск конкурентоспособной продукции. Технологическая среда должна быть приближена к технологической среде промышленно развитых стран с устранением имеющейся диспропорции. Совершенствование ее должно идти по инновационному пути развития науки и техники, создания систем управления интегрированными производственными структурами на основе информационных технологий; доведения технологического оснащения до мирового уровня; внедрения систем качества, соответствующих международным требованиям; сохранения и укрепления кадрового состава [5].

 

Формирование рыночной инфраструктуры трансферта инноваций – необходимое условие реализации инноваций

Трансферт – передача риска по стадиям и этапам жизненного цикла проекта или процесса реализации инновации. Трансферт является одним из методов управления риском.

Трансферт инноваций – один из рыночных регуляторов диффузии инноваций.

Диффузия инноваций – процесс равновесного распространения нововведений в деловых циклах научно-технической, производственной и организационно-экономической деятельности.

Диффузные процессы способствуют притоку новых капиталов в организации промышленности и сферы услуг [9].

Успешная диффузия инноваций, как показывает опыт передовых стран, возможна лишь при прямом взаимодействии организаций научно-технической сферы и рынка при участии государства. Непонимание особенностей организационно-экономической природы знаний и технологий является одним из важных препятствий на пути инноваций. Основные причины низкой эффективности трансферта технологий в России заключаются в следующем [11]:

  • ученые-разработчики, как правило, не знают рынка и вряд ли даже отдаленно представляют, как полученные ими научные результаты могут быть трансформированы в рыночный продукт;
  • экономические агенты рынка (менеджеры компаний) практически не знакомы с характером современной науки, структурой и важнейшими направлениями ее деятельности, прорывными достижениями. Они не всегда могут судить о достоверности научных результатов, предлагаемых для реализации, и их технологической эффективности;
  • государство (в лице политиков и технических экспертов), призванное устанавливать правила трансферта технологий, слабо представляет себе реальную атмосферу жизни научных лабораторий, условия проведения исследований и разработки технологий, возможные последствия внедрения принимаемых законодательных положений для производства научного знания и его коммерциализации.

Трудности коммерциализации инноваций связаны с отсутствием структур и опыта взаимодействия науки и производства. Анализ опыта ведущих зарубежных фирм показывает, что рыночная инфраструктура трансферта инноваций имеет довольно сложную институциональную структуру, в которую входят [11]:

  • организации научно-технической сферы;
  • неприбыльные венчурные фонды;
  • фирмы венчурного капитала, финансирующие начало производства;
  • небольшие инновационные компании, получающие основную прибыль (или быстро разоряющиеся) в первые годы появления нового продукта на рынке;
  • крупные компании, производящие соответствующий продукт в массовых количествах.

Без промежуточных звеньев между организациями НТС и массовым производством (которых у нас в стране в большинстве случаев нет) эффективность передачи технологий будет минимальной или нулевой [11].

Рассмотрим некоторые организационно-экономические и функциональные особенности указанных звеньев трансферта инноваций.

Неприбыльные венчурные фондыи– некоммерческие организации, основной целью которых является поиск инвестиций для предстартового и стартового этапа коммерциализации инноваций.

Предстартовые расходы – это относительно небольшие суммы, необходимые для доказательства жизнеспособности идеи и проведения исследований, связанных с технико-экономическим обоснованием. Стартовый капитал вкладывается в разработку, промышленное проектирование и выпуск опытной партии (образцов) товаров с целью практической проверки того, будет ли новый товар или услуга пользоваться коммерческим успехом [11].

Венчурные фонды можно разделить на закрытые, открытые и фонды крупных корпораций (корпоративные финансовые венчуры).

Венчурное финансирование крупными корпорациями осуществляется тремя способами [11]:

  • путем вложения капитала в создание малых фирм, разрабатывающих малосерийные продукты (массовое же производство нового продукта налаживается самой корпорацией). Внедренческие формы такого типа называют “парниковым хозяйством монополий”;
  • через образование филиалов – полностью принадлежащих им мелких фирм венчурного капитала. В такой форме функционирует фонд, представляющий ссуды на разработку и освоение изобретений, сделанных вне материнских компаний;
  • посредством паевого участия корпораций в капитале фирмы венчурного капитала.

Обобщая зарубежный опыт, можно сказать, что фирмы венчурного капитала (ФВК) – коммерческая организация, располагающая значительным капиталом. ФВК обслуживается небольшим постоянным штатом высококвалифицированных специалистов и занимается узкой научно-технической областью (например, компьютерная технология, создание новых материалов, технология очистки и т.п.). ФВК ведет не более десяти проектов. Практика показывает, что один из трех проектов становится рыночно успешным и в большинстве случаев окупает предыдущие затраты [11].

Из сказанного ясно, что в инфраструктуре трансферта инноваций успех определяется разделением функций. Организации НТС вырабатывают новые знания. Неприбыльный венчурный фонд изучает рынок. Фирма венчурного капитала берет на себя финансовые риски. Малая инновационная фирма демонстрирует возможность прибыльного производства в малой серии. Крупная компания с крупносерийным производством включается в дело, если продукт действительно завоевал рынок и потребность в нем становится массовой.

Каждый вид деятельности существенно различается по своему характеру, и специализация в каждом из них позволяет осуществить передачу технологии по цепочке гораздо эффективнее.

Осуществить коммерциализацию науки невозможно ни силами ученых, ни даже силами крупных компаний. В формировании соответствующей институциональной среды обязательно должно принимать участие государство (прежде всего, через понижение трансакционных издержек – введение налоговых льгот для субъектов взаимодействия в ходе передачи технологий). Не обойтись и без крупных корпораций, обладающих значительным свободным капиталом, без которого невозможно создание венчурных фирм.

 

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Глазьев С.Ю. Перспективы высокотехнологичных отраслей в условиях присоединения к ВТО / Материалы конференции третьего международного Форума “Высокие технологии оборонного комплекса”. – М.: ВК ЗАО “Экспоцентр”, 2002 – с. 20–22.
  2. Белоусов В.Л., Мухин В.И., Шумянкова Н.В. Инновационный менеджмент в организациях научно – технической сферы. – М.: ГУ РИНКЦЕ, 2004. – 134с.
  3. Дынкин А.А. Место России в мировом технологическом пространстве. Национальная инновационная система. / Материалы конференции четвертого международного Форума “Высокие технологии 21 века. _ М.: ВК ЗАО “Экспоцентр”, 2003 – с. 12 – 15.
  4. Каблов Е.Н. Инфраструктура национальной инновационной системы / Материалы конференции четвертого международного Форума “Высокие технологии XXI века”. – М.: ВК ЗАО “Экспоцентр”, 2003 – с. 15–16.
  5. Нариньяни А.С. Интеллектуальные информационные технологии – золотой ключ к будущему России / Материалы конференции четвертого международного Форума “Высокие технологии XXI века”. – М.: ВК ЗАО “Экспоцентр”, 2003 – с. 31–37.
  6. Рапопорт Б.М. Информационные технологии как основа инвестиционной привлекательности и конкурентоспособности отечественных промышленных предприятий / Материалы конференции четвертого международного Форума “Высокие технологии XXI века”. – М.: ВК ЗАО “Экспоцентр”, 2003 – с. 72–76.
  7. Сироткин О.С. Роль государства в создании конкурентоспособных наукоемких корпораций / Материалы конференции “Инвестиционные проекты и технологии”. – М.: ВК ЗАО “Экспоцентр”, 2002 – с. 29–32.
  8. Сироткин О.С. Лидерство на рынке наукоемкой продукции как стратегическая национальная идея. / Материалы конференции четвертого международного Форума “Высокие технологии XXI века”. – М.: ВК ЗАО “Экспоцентр”, 2003 – с. 5–9.
  9. Уткин А.И. Роль государства в создании чемпионов экономического развития / Материалы конференции четвертого международного Форума “Высокие технологии XXI века”. – М.: ВК ЗАО “Экспоцентр”, 2003 – с. 21–22.
  10. Управление организацией: Учебник / Под ред. А.Г.Поршнева, З.П.Румянцевой, Н.А.Соломатина. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ИНФРА-М, 1999 – 669 с.
  11. Чучаченко Б., Лавров К. Некоторые аспекты формирования рыночной инфраструктуры трансферта технологий // Международный журнал “Проблемы теории и практики управления”. – № 3, 2003, с. 87–86.





Автор:

Мухин В.И., д.в.н, профессор, Заслуженный деятель науки Российской Федерации, Московский государственный университет приборостроения и информатики Москва, Российская Федерация

 

Оставить комментарий

Комментарии: 0